Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Мурзин В.Ю. -> "Происхождение скифов: Основные этапы формирования скифского этноса" -> 36

Происхождение скифов: Основные этапы формирования скифского этноса - Мурзин В.Ю.

Мурзин В.Ю. Происхождение скифов: Основные этапы формирования скифского этноса — К.: Наукова думка, 1990. — 88 c.
ISBN 5-12-001533-6
Скачать (прямая ссылка): proishojdenieskifov1990.pdf
Предыдущая << 1 .. 30 31 32 33 34 35 < 36 > 37 38 39 40 41 42 .. 52 >> Следующая

Однако это затруднение с нашей точки зрения вполне преодолимо. Обратим внимание на следующее. Из 120 погребальных памятников Посулья 2/3 (около 80) относится к VI в. до н. э., более 1/4 (31 курган) —к V и лишь 9 — к IV в. до н. э. Между тем на этой территории сейчас известно всего лишь восемь городищ скифского времени, не отличающихся особыми размерами. При этом расцвет их относится к V, скорее даже к IV в. до н. э., что не соответствует периоду возникновения большинства посульских курганов [Ильинская, 1968, С. 181, 186].
Эти факты могут быть расценены как доказательства, что период наибольшей концентрации скифского населения на территории Днепровского лесостепного Левобережья был весьма кратковремен и охватывал VI в. до и. э. Захоронения этого периода, кочевнические по своему облику, а также почти полное отсутствие земледельческих памятников того же времени в Посулье противоречат выводам о каком-либо процессе оседания на землю проникших сюда скифов. Мы думаем, что причины возникновения такого феномена, как курганы
Посулья, следует искать в политических событиях VI в. до н. э., и считаем, что их появление отражает временное «подтягивание» какой-то многочисленной группы кочевников,—
кстати, учитывая достаточную унификацию черт погребального обряда, довольно единую в этническом смысле (скифов-царских?),— к границам земледельческой Лесостепи, вызванное потребностями борьбы за господство в Северном Причерноморье. Если наше предположение верно, придется признать, что перемещение основного ядра скифских племен из степей Северного Кавказа в Нижнее Поднепро-вьс происходило через восточные районы украинской Лесостепи. Это допущение может окончательно опровергнуть тезис о слабости и малочисленности скифских племен в эпоху архаики, которые до этого статично помещались на очерченной Геродотом территории. С нашей точки зрения, понять историю архаической Скифии можно только с позиции признания динамики ее центра, ее ядра, выделяя для каждого этапа скифской истории районы наибольшей концентрации скифского населения. Видимо, нам придется привыкнуть к тому, что проблема этногеографии скифских племен — это не только идентификация тех или иных групп археологических памятников с перечисленными Геродотом племенами, но и изучение упомянутого выше процесса, без уяснения которого невозможно вообще понимание скифской проблемы.
Однако вернемся к дальнейшему изложению интересующих нас событий. Очевидно, театр военных действий между кочевыми скифами и земледельцами Лесостепи, охватывающий пограничные степные и лесостепные районы, был хорошо знаком каждому из противников. Во всяком случае многочисленные находки лесостепной керамики VII—VI вв. до н. э., выявленные на территории Нижнего По-бужья, свидетельствуют, что в этот период значительные группы лесостепного населения свободно пересекали степную полосу, отделявшую первые поселения греков от земледельческих
центров Среднего Поднепровья [Марченко, 1974, С. 15—16].
Ситуация изменилась в конце VI в. до н. э. Характеризуя комплекс лепной керамики Нижнего Побужья, К. К- Марченко, в частности, отмечает: «Определение этнокультурной принадлежности комплексов V — первой половины IV в. до н. э. не вызывает серьезных затруднений. Отсутствие заметных связей этого материала с кружальной греческой, а также лесостепной и гето-фракийской лепной посудой позволяет с некоторыми оговорками рассматривать его как органическое целое. Сопоставление материалов с лепной керамикой Каменского городища на Днепре — общепринятого эталона скифской степной культуры V—III вв. до и. э.— приводит к заключению об их предельной близости. Это не оставляет сомнения в том, что варварский компонент населения Ольвии и окружающих ее сельскохозяйственных поселений состоял в это время почти исключительно из осевших в Нижнем Побужье степных скифов» [там же, С. 16].
Таким образом, в отличие от более позднего времени, когда славянское население Лесостепи, объединенное в рамках единого государственного образования, успешно отражало натиск кочевого населения, в VI в. до н. э. победа оказалась на стороне степняков. Она была закреплена окончательным оформлением северопричерномор-ской Скифии в междуречье Дона и Дуная, основным центром которой являлись степи Нижнего Поднепровья, имевшие важное стратегическое значение. Именно здесь концентрируется основная масса скифских памятников V—IV вв. до н. э., среди которых особое место занимает укрепленное Ка-менское городище, традиционно отождествляемое со столицей степных скифов, а также наиболее богатые скифские курганы. Огромное количество вещей античного производства в курганах фиксирует определенные изменения в распределении продуктов торгового обмена между населением Лесостепи и Степи. Установление степными номадами контроля над
прилегающими через подвластную им территорию торговыми путями имело, по-видимому, и другие последствия. Одним из них было возникновение вынужденного экономического единства двух различных хозяйственных укладов в рамках Степи и Лесостепи. При этом, естественно, основу этого единства не следует сводить только к установлению контроля кочевых скифов над хлебной торговлей в Северном Причерноморье. Это с нашей точки зрения было основным, но все же не единственным фактором, определяющим экономическое развитие Скифии. Исследователи, занимающиеся поздними кочевниками, давно заметили, что установление контроля над торговыми путями, взимание дани, захват добычи во время военных действий и прочие насильственные способы получения кочевниками прибавочного продукта, производимого земледельцами, обогащали лишь кочевую верхушку. Поэтому основная масса рядовых кочевников была весьма заинтересована в установлении нормальных торговых связей с земледельцами [см., напр.: Кляшторный, 1973, С. 256].
Предыдущая << 1 .. 30 31 32 33 34 35 < 36 > 37 38 39 40 41 42 .. 52 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология