Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Мурзин В.Ю. -> "Происхождение скифов: Основные этапы формирования скифского этноса" -> 40

Происхождение скифов: Основные этапы формирования скифского этноса - Мурзин В.Ю.

Мурзин В.Ю. Происхождение скифов: Основные этапы формирования скифского этноса — К.: Наукова думка, 1990. — 88 c.
ISBN 5-12-001533-6
Скачать (прямая ссылка): proishojdenieskifov1990.pdf
Предыдущая << 1 .. 34 35 36 37 38 39 < 40 > 41 42 43 44 45 46 .. 52 >> Следующая

Действительно, повествуя о событиях скифо-персидской войны, Геродот приводит чрезвычайно важное для нас свидетельство: скифы «...решили ни в коем случае не давать открытого сражения... но, постепенно отходя и угоняя скот, засыпать колодцы и источники, мимо которых они будут проходить, истреблять растительность на земле, разделившись при этом надвое. И к одной из частей скифского населения, той, над которой царствовал Скопасис, присоединить савроматов. Им следовало, отступая вдоль озера Меотиды, заманивать (врага) к реке Танаис, если Перс повернет в этом направлении; если же Перс отступит, преследовать, нападая. Такова была у них одна часть (населения) царства; ей был предписан тот путь, о котором как раз и говорилось. Две другие части (населения) царства — вторая большая, которой управлял Идан-фирс, и третья, над которой царствовал Таксакис, слились воедино и к ним присоединились гелоны и будины. Держась впереди персов на расстоянии одного дня пути, они должны были уводить их, отходя и делая то, что было решено» [Геродот, IV, 120].
Примечательно, что в данном отрывке, повествующем о стратегических замыслах скифов в войне с Дарием, на первый план выступает не политическая, как в приведенной ранее этно-генетической легенде, а военная функ-
ция триединой структуры скифского общества.
Деление войска на три части (два «крыла» и «центр») — широко распространенный в древности и средневековье обычай. Если говорить о кочевниках, то такая военная организация была, в частности, зафиксирована практически у всех тюрко- и монголоязычных номадов — от древних хунну до перекочевавших в степи Северного Кавказа в XVIII в. калмыков-ойратов. Ее элементы на территории Малой Азии, куда они проникли благодаря огузским племенам [Еремеев, 1971, С. 81—82], прослеживаются даже в структуре Османской армии, подразделявшейся на три войска — придворное, Анатолийское и Румелийское [см., напр.: Записки янычара, гл XI] *.
Так же, как и у скифов, у кочевых тюрков и монголов принцип трехчлен-ности распространялся не только на военную организацию. По этому принципу была построена и сама кочевая орда. Такая параллель уже отмечалась рядом исследователей. А. М. Ха-занов [1975, С. 128] в качестве примера упоминает трехчленное деление государств хунну и сяньби. Аналогичную структуру имело государство тюр-ков-тюгю и многие другие раннеклассовые кочевые объединения, список которых можно без труда продолжить [Бичурин, 1955, С. 48—49, 155, 233]. Отмеченное сходство, безусловно, объясняется тем, что и военная, и политическая, и хозяйственная структура кочевников опиралась на родоплеменную организацию. Основываясь на сравнительно простых связях, признаваемых самими кочевниками кровнородственными, она в условиях кочевого способа производства наилучшим образом обеспечивала единство этносоциального организма [Лашук, 1967, С. 26—29; Марков, 1976, С. 55—56]. Наличие такой общей основы позволяет широко использовать для реконструкции недостающих звеньев этносоциальной структуры скифов соответ-
* Записки янычара. Написаны Константином Михайловичем из Островицы / Пер.
А. И. Рогова.— М.: Наука, 1978.— 135 с.
ствующие сведения относительно иных кочевых обществ, несмотря на то что они существовали в различной этнической, пространственной и временной среде.
Однако существует и иная точка зрения: из-за слабой изученности социальных институтов скифов выводы, полученные в результате упомянутой операции, отнюдь не бесспорны, ибо не исключена возможность сопоставления различных по сути и лишь внешне сходных явлений (см. выступление' Э. А. Грантовского в ходе дискуссии по основным проблемам скифоведения [НАА.— 1980.— № 6.— С. 69)]. В результате есть «риск, что реконструируемые на основе сопоставления с другими обществами характеристики социальной организации скифов будут покоиться не на данных интерпретируемых источников, а почти исключительно на том, что почерпнуто из аналогии» [Яценко, Раевский, 1980„ С. 115].
В качестве альтернативы при изучении социальных отношений внутри скифского общества предлагается самое широкое привлечение материалов о социальной структуре индоиранских народов, имеющих общее происхождение со скифами. В последние годы такой подход наиболее последовательно отстаивался Э. А. Грантовским и Д. С. Раевским.
В целом, различия в определении круга аналогов, допустимых при реконструкции социального строя скифов, можно свести к неоднозначному пониманию соотношения между общим (характерным для всех кочевников) и частным (специфическим индоиранским) в социальном устройстве скифов [подробнее см.: Хазанов, 1974]. Вполне очевидно, что теоретически спор лишен какого-либо смысла. Это соотношение должно определяться в каждом конкретном случае. Рассмотрим на этом фоне триединую структуру скифского общества.
С точки зрения Э. А. Грантовского [1960], поддержанной и значительно детализированной Д. С. Раевским [1977; 1985], эта черта скифского социального устройства относится непо-
71
I
средственно к кругу специфически индоиранских проявлений. Опираясь на взгляды Ж. Дюмезиля о наличии трехчленной социальной структуры (общинники — воины — жрецы) в индоевропейском, и в частности в индоиранском, обществе, они доказывают, что аналогичная структура имела место и у скифов. О происхождении трех ¦сословно-кастовых групп скифского -общества, реально существовавших «вплоть до последних веков скифской истории» [Раевский, 1977, С. 149], и повествует легенда о Таргитае и его сыновьях. Символами сословно-кастового деления в легенде выступают священные дары (ярмо и плуг — символ общинников, занятых земледелием и скотоводством, секира — воинов, чаша — жрецов), соотносимые с функциями возводимых к Арпоксаю, Ли-поксаю и Колоксаю родовых подразделений катиаров и траспиев, авхатов, паралатов [Раевский, 1977, С. 66]. Однако действительно ли такое трехчленное социальное деление наблюдается только у ираноязычных кочевников?
Предыдущая << 1 .. 34 35 36 37 38 39 < 40 > 41 42 43 44 45 46 .. 52 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология