Главное меню
Главная О сайте Добавить материалы на сайт Поиск по сайту Карта книг Карта сайта
Новые книги
Зельин К.К. "Формы зависимости в восточном средиземноморье эллинистического периода" (Всемирная история)

Значко-Яворский И.Л. "Очерки истории вяжущих веществ " (Всемирная история)

Юрченко А.Г. "Книга Марко Поло: записки путешественника или имперская космография" (Всемирная история)

Смоули Р. "Гностики, катары, масоны, или Запретная вера" (Всемирная история)

Окуджава Б. "Арбат. Исторический путеводитель" (Всемирная история)
Реклама
 
Библиотека истории
 
history-library.com -> Добавить материалы на сайт -> Археология -> Никитина Г.Ф. -> "Систематика погребального обряда племен черняховской культуры" -> 30

Систематика погребального обряда племен черняховской культуры - Никитина Г.Ф.

Никитина Г.Ф. Систематика погребального обряда племен черняховской культуры — М.: Наука, 1985. — 210 c.
Скачать (прямая ссылка): sistimatikapogrebalnogo1985.pdf
Предыдущая << 1 .. 24 25 26 27 28 29 < 30 > 31 32 33 34 35 36 .. 117 >> Следующая

Рис. 21. Распространение погребений с костями животных а - с костями животных; б - без костей животных
Важно отметить, что кости животных встречаются преимущественно в погребениях северной ориентировки и лишь в единичных случаях зафиксированы в погребениях, ориентированных на запад (табл. XIX). Эта деталь еще раз фиксирует различия похоронного обряда в погребениях западной и северной ориентировок.
ФРАГМЕНТЫ ПОСУДЫ В ПОГРЕБЕНИЯХ
В литературе распространено мнение, что наличие фрагментов посуды в погребениях является признаком тризны . Мы попытались всесторонне изучить этот вопрос, для чего подвергли изучению только неразрушенные погребения, позволяющие получить результаты в чистом виде. Статистические подсчеты позволили установить, что в общем количестве неразрушенных погребений число погребений с фрагментами разбитой посуды минимально, тогда как без черепков — подавляющее большинство. Соотношение этих двух признаков таково: норма распределения первого 11,6%, второго - 88,47* (табл. XX).
Если черепки в могиле признать за признак тризны, то получится, что тризну справляли по одному-двум усопшим на всем кладбище. Может быть, эти исключительные погребения выделяются из ряда других какими-нибудь иными признаками? Но нет, им не присущ какой-либо пышный сопровождающий инвентарь, есть среди них и безынвентар-ные погребения. Не выделяются они ни особенностями в устройстве могильной ямы, ни позой усопшего, ни ориентировками. Подавляющее большинство из них имеет северную ориентировку, меньшая часть — западную, но такое соотношение обычно для черняховской культуры. Все эти обстоятельства требуют осторожного подхода к решению данного вопроса. Вывод о том, что черепки — следы тризны, пока малообоснован. Сейчас же мы стоим перед проблемой решать вопрос со многими неизвестными. В частности, место находок черепков почти никогда не указывается; неизвестен характер их залегания — рассредоточены ли они или находятся в скоплении; неясен состав найденных фрагментов (правда, нередко в описаниях указывается, лепные они или гончарные, но не это важно в данном случае). Важна фиксация количества разбитых единиц посуды. Например, если в засыпке погребальной ямы (а именно там обнаружены фрагменты в большинстве погребений, относительно которых место находки указано) на разных уровнях обнаружено 100 фрагментов стенок от разных сосудов, то нет никаких оснований предполагать, что это результат тризны. Скорее всего они попали туда из культурного слоя могильника в процессе сооружения погребальной ямы. Но если приблизительно на одном уровне в могильной яме обнаружены фрагменты одного или нескольких сосудов (причем фрагментов каждого сосуда бывает несколько), то тогда, действительно, налицо признаки тризны. По тем данным, которыми мы располагаем в настоящее время, супить о тризне нет пока оснований.
ИНВЕНТАРЬ
Погребальный инвентарь, сопровождающий захоронения, — один из основных археологических показателей социальной дифференциации изучаемого общества. Все, что связано с этой темой, мы рассмотрим в заключительной части нашей работы. Сейчас же коснемся лишь фактической стороны.
Выше мы уже говорили о распределении инвентаря в погребениях черняховской культуры. В частности, мы установили, что погребения северной ориентировки в подавляющем большинстве сопровождались инвентарем (табл. XII), в который входили сосуды, символизирующие обеспечение заупокойной пищей. Предметы личного обихода свидетельствуют о ритуале обряжения покойного (фибулы, пряжки, бусы и различные украшения) и снабжении его необходимыми предметами индивидуального потребления (гребни, кресала). Некоторые захоронения снабжались орудиями труда (ножи, пряслица, шилья, иглы, пинцеты и пр.).
Сравнительно небольшая часть погребений северной ориентировки была безынвен-тарной (табл. XII). Процент безынвентарных погребений северной ориентировки ниже, чем указано в таблице, ибо в ней не расчленены погребения разрушенные и неразрушенные. Отсутствие сопровождающего инвентаря в разрушенных погребениях по понятным причинам непоказательно. Однако сомнений в том, что погребения северной ориентировки бывали безынвентарными, быть не может, ибо в каждом могильнике есть погребения северной ориентировки неразрушенные и без инвентаря.
Погребения западной ориентировки, имея в виду соотношение инвентарных и безынвентарных, резко отличаются от северных. Среди них более половины безынвентарны, меньшая часть сопровождалась отдельными предметами (табл. XII). Преимущественно это детали одежды (фибулы, пряжки, бусы). Сосуды и орудия труда клали в эти погребения исключительно редко.
Сравнение по инвентарю мужских и женских погребений дало неожиданные результаты (табл. XXI). Для получения чистого результата сравнивались по регионам погребения неразрушенные и лишь те, где определена половая принадлежность покойного. При отборе количество памятников и погребений, подходящих для такого сравнения, оказалось очень невелико, но и оно было достаточным, чтобы установить, что практически инвентарь, сопровождающий Черняховские погребения, не делился на специфически мужской или женский. Набор вещей, помещенный с покойником в могилу, не позволяет определить его половую принадлежность. Даже такие, казалось бы, специфически женские вещи, как бусы, пряслица или иглы, нередко встречаются в мужских захоронениях, а в женских попадаются вещи, с современной точки зрения, сугубо мужские, — пряжки, ножи, кресала. Носили ли женщины и мужчины одинаковую одежду, по археологическому материалу установить трудно, но крепились части одежды у них, несомненно, одинаково, о чем говорят находимые нами фибулы и пряжки. В этом плане интересно вспомнить сообщение Тацита, что одежда у женщин (германцев) не иная, чем у мужчин .
Предыдущая << 1 .. 24 25 26 27 28 29 < 30 > 31 32 33 34 35 36 .. 117 >> Следующая
 

Авторские права © 2013 HistoryLibrary. Все права защищены.
 
Книги
Археология Биографии Военная история Всемирная история Древний мир Другое Историческая география История Абхазии История Азии История Англии История Белоруссии История Великобритании История Великой Отечественной История Венгрии История Германии История Голландии История Греции История Грузии История Дании История Египта История Индии История Ирана История Ислама История Испании История Италии История Кавказа История Казахстана История Канады История Киргизии История Китая История Кореи История Малайзии История Монголии История Норвегии История России История США История Северной Америки История Таджикистана История Таиланда История Туркистана История Туркмении История Украины История Франции История Югославии История Японии История кавказа История промышленности Кинематограф Новейшее время Новое время Социальная история Средние века Театр Этнография Этнология